Notary.ru Статья Гарина И.В., Таволжанской А.В. 
Информационный нотариальный портал
               
   
     

        

ВЫДЕЛЕНИЕ СУПРУЖЕСКОЙ ДОЛИ ИЗ НАСЛЕДСТВЕННОЙ МАССЫ
- ПРАВО ИЛИ ОБЯЗАННОСТЬ

В связи с ростом правосознания общества и активизацией гражданского оборота в последнее время как перед практикующими юристами, так и перед простыми гражданами все острее встает проблема соотношения титульного и реального права собственности. В нотариальной практике эта проблема проявляет себя, в частности, в вопросе о необходимости выделения супружеской доли из наследственной массы. «Не замечать» наличие супружеской доли в наследственном имуществе – основная позиция большинства практикующих нотариусов, которая преобладала до последнего времени. В настоящее время все больше нотариусов задумывается о законности такой позиции. Вступившая в силу с 01 марта 2002 года ст. 1150 ГК РФ подчеркнула наличие проблемы в этом вопросе, но не внесла в него ясности.

Имущество, приобретенное в браке, является, по общему правилу, общей совместной собственной супругов (п. 1 ст. 33, ст. 34 СК РФ, п. 1 ст. 256 ГК). Со смертью одного из участников совместной собственности и с появлением нового участника собственности – наследника, совместная собственность прекращается, поскольку п. 3 ст. 244 ГК, по общему правилу, предусматривает долевую собственность пережившего супруга и наследника. Нотариус, ведущий наследственное дело, должен решить дилемму: какой из двух возможных способов оформления прав пережившего супруга и наследника выбрать.

Первый способ заключается в установлении долевой собственности пережившего супруга и наследника на имущество, находившееся в общей совместной собственности супругов. Этот способ реализуется путем выделения супружеской доли, которое предусмотрено ст. 75 Основ законодательства РФ о нотариате и ст. 1150 ГК.

Второй способ оформления прав пережившего супруга и наследника заключается в том, что имущество, находившееся в совместной собственности супругов, включается в наследственную массу без выделения супружеской доли и переходит в собственность наследника (либо общую долевую собственность наследников, если их несколько). Такой способ также применяется на практике, хотя законом явно не предусмотрен.

Решая дилемму выбора между указанными двумя способами, практикующий нотариус сталкивается с проблемой, вынесенной в заголовок настоящей статьи: выделение супружеской доли из наследственной массы - право или обязанность?

На наш взгляд, данная проблема распадается на несколько вопросов. Имеет ли право переживший супруг отказаться от выделения супружеской доли? Обязан ли он оформлять свои права на супружескую долю и каковы могут быть юридические последствия его бездействия? Имеет ли право нотариус принять отказ от выделения супружеской доли или он обязан выделить эту долю независимо от воли пережившего супруга и наследников?

Имеет ли право нотариус не выделять супружескую долю при отсутствии какого-либо волеизъявления пережившего супруга и наследников? Для ответа на поставленные вопросы необходимо понять, чем является отказ пережившего супруга от выделения супружеской доли. К сожалению, действующее законодательство явно не предусматривает такого отказа. Однако, очевидно, это действие пережившего супруга направлено на прекращение его права общей собственности на объект, находившийся в общей совместной собственности с умершим супругом. То есть, в соответствии со ст. 153 ГК, отказ от выделения супружеской доли из наследственной массы является сделкой.

Следует ответить на вопрос, является ли эта сделка односторонней или многосторонней. Очевидно, что данная сделка затрагивает права не только пережившего супруга, но и наследника. В связи с этим имеет право на существование точка зрения, рассматривающая отказ от выделения супружеской доли как многостороннюю сделку между пережившим супругом и наследниками. Данную точку зрения можно обосновать, используя п. 1 ст. 6 ГК– применяя гражданское законодательство по аналогии. В качестве аналогии можно рассмотреть брачный договор (ст. 40 СК). Реализуемый путем заключения брачного договора переход совместно нажитого имущества в раздельную собственность только одного из супругов (а такие договоры заключаются достаточно часто) аналогичен анализируемому отказу пережившего супруга. Заключение брачного договора требует наличия двух сторон. При отказе пережившего супруга от выделения супружеской доли с другой стороны могут выступать наследники. На практике такую точку зрения нотариусы реализуют, как правило, только в единственном случае – когда речь идет о выделении доли в праве собственности на квартиру, которая была приватизирована супругами в совместную собственность. В этом случае нотариусы оформляют многостороннее соглашение между пережившим супругом и остальными наследниками об определении долей в праве собственности на квартиру. Некоторые нотариусы идут еще дальше и, если в числе наследников имеются несовершеннолетние или недееспособные, требуют представить письменное согласие органов опеки и попечительства на выдачу пережившему супругу свидетельства о праве собственности на определенную долю общего имущества супругов (см. Наследственное право. Ю.Н. Власов, В.В. Калинин. М, 2002. С. 133).

Однако, на наш взгляд, более обоснована точка зрения, по которой отказ от выделения супружеской доли следует рассматривать как одностороннюю сделку. Эту точку зрения также можно обосновать при помощи аналогии. В качестве аналогии можно применить такие, сходные по содержанию, односторонние сделки как отказ от наследства (п. 1 ст. 1157 ГК) и отказ от права собственности (ст. 236 ГК). Отказ от выделения супружеской доли не является отказом от наследства, так как, в соответствии со ст. 1150 ГК, принадлежащее пережившему супругу наследодателя в силу завещания или закона право наследования не умаляет его права на часть имущества, совместно нажитого в браке с наследодателем и являющееся их совместной собственностью. Отказ от выделения супружеской доли не является и отказом от права собственности (ст. 236 ГК), поскольку при отказе от выделения супружеской доли переживший супруг предполагает переход прав на имущество супругов к наследникам, а не превращение имущества в бесхозяйное, как это предусматривает п. 1 ст. 225 ГК при отказе от права собственности. При этом как отказ от наследства, так и отказ от права собственности зачастую затрагивают интересы третьих лиц, однако ни в том, ни в другом случае законодательство не требует получения их согласия на совершении правообладателем соответствующей сделки. Кроме того, в пользу вывода об одностороннем характере отказа от выделения супружеской доли говорит аналогия с выделением супружеской доли, поскольку свидетельство о праве собственности на имущество пережившему супругу выдается нотариусом по одностороннему заявлению пережившего супруга, в соответствии со ст. 75 Основ.

В соответствии со ст. 156 ГК, к односторонним сделкам соответственно применяются общие положения об обязательствах и о договорах постольку, поскольку это не противоречит закону, одностороннему характеру и существу сделки. В соответствии с п. 2 ст. 421 ГК, стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами. Действующее законодательство устанавливает запрет на отказ от выделения супружеской доли, по-видимому, только в одном случае. Этот запрет введен ФЗ № 55-ФЗ от 20 мая 2002 года «О внесении изменений и дополнений в закон РФ «О приватизации жилищного фонда в РФ», по которому доли супругов в квартире, которую они приватизировали в совместную собственность, в случае смерти одного из них должны признаваться равными.

Исходя из сказанного, можно сделать вывод о том, что хотя отказ от выделения супружеской доли из наследственной массы и не предусмотрен действующим законодательством, он имеет право на существование и является одним из законных способов распоряжения собственником своим имуществом, допускаемым п. 2 ст. 209 ГК. Однако лишь незначительная часть нотариусов оформляет отказ в явной форме и эти нотариусы несут риск неблагоприятных последствий, если судебная практика не признает возможность существования отказа от выделения супружеской доли.

Проблема заключается в том, что с одной стороны, вышеуказанная цепь рассуждений, приведшая к выводу о возможности существование отказа от выделения супружеской доли как односторонней сделки, слишком длинна, и поэтому не все юристы ее принимают, а с другой стороны, оформление отказа от выделения супружеской доли из наследственной массы осуществляют нотариусы, которые, в соответствии с законодательством, должны отказывать в совершении нотариального действия, если совершение такого действия противоречит закону (ст. 48 Основ). Поэтому большинство практикующих нотариусов, признавая фактически право на отказ от выделения супружеской доли, оформляет его различными действиями в завуалированной форме. Самым распространенными вариантами являются заявления от пережившего супруга к нотариусу с просьбой не выдавать свидетельство о праве собственности пережившего супруга или о том, что переживший супруг не будет получать указанное свидетельство. На наш взгляд, указанные заявления не дают нотариусу права отказаться от выделения супружеской доли, потому что отказ от оформления документов, подтверждающих право на супружескую долю, не является отказом от права на эту долю. Впоследствии переживший супруг, отказавшийся получать свидетельство, может в судебном порядке признать свое право на долю в имуществе супругов.

Кроме того, некоторые нотариусы, придерживаясь исторически сложившейся практики, считая, что выделение супружеской доли из наследственной массы является правом пережившего супруга (а также нотариуса, ведущего наследственное дело), но не является обязанностью, и не видя смысла в усложнении процедуры оформления наследственных права, когда от пережившего супруга не поступило заявления о выдаче ему свидетельства о праве собственности, включают значащееся за наследодателем имущество в наследственную массу (см. Наследственное право. Ю.Н. Власов, В.В. Калинин. М, 2002. С. 135). Очевидно, что такой подход противоречит ст. 1110 ГК и ч. 1 ст. 1112 ГК и также может впоследствии привести к отмене в судебном порядке свидетельства о праве на наследство. Мы считаем, что существование супружеской доли – объективная реальность, «не замечать» которую нотариус не имеет права. Выделение ее из наследственной массы путем получения свидетельства о праве собственности, действительно, является правом, а не обязанностью для пережившего супруга, но для нотариуса исключение этой доли из наследства должно быть обязанностью, по крайней мере при отсутствии оформленного надлежащим образом отказа пережившего супруга от такого выделения.

Более правильным, на наш взгляд, является реже встречающийся в нотариальной практике подход, при котором нотариус оформляет заявления от пережившего супруга и всех наследников (или соглашение между ними) о том, что в наследственной массе отсутствует имущество, на которое у супругов было право общей совместной собственности. При этом подходе необходимости в оформлении отказа от выделения супружеской доли не возникает, поскольку, по крайней мере формально, у пережившего супруга отсутствует право на такое выделение.

Зачастую заявление такого содержания имеет притворный характер, однако нотариус закрывает на это глаза. При этом, формально нарушая закон, нотариус по сути выполняет свою главную функцию – защиту прав и законных интересов граждан (ст. 1 Основ), а именно: предоставляет возможность оформить бесспорные наследственные права, не прибегая к сложной судебной процедуре.

Существует и другой подход, при котором нотариус полагает, что у пережившего супруга нет права отказаться от выделения супружеской доли, а нотариус обязан выделить эту долю независимо от волеизъявления пережившего супруга. Обосновывается это следующим. Из ст. 1110 ГК и ч. 1 ст. 1112 ГК следует, что даже если общее имущество оформлено только на имя умершего супруга, нотариус, определяя наследственную массу, не может включить в нее все общее имущество супругов в целом. В наследственную массу войдет только доля в праве собственности, принадлежавшая умершему. Эта доля, в соответствии с п. 1 ст. 245 ГК, должна быть определена нотариусом как 1/2 от общего имущества.

Однако зачастую строгое следование букве закона и обязательное исключение супружеской доли из наследственной массы сопряжено со значительными трудностями для пережившего супруга, наследников и (или) нотариуса. Нередко это приводит к невозможности оформления законных прав граждан во внесудебном порядке, а иногда даже и в судебном.

В качестве примера можно привести наследование вкладов. Большинство нотариусов даже не пытается оформлять наследственные права на них в соответствии с нормами СК о совместном имуществе супругов, так как в противном случае процедура может оказаться бессмысленно усложненной. Если попытаться выделить из наследуемых вкладов супружескую долю, то сразу возникает ряд вопросов:

  • Как установить источник вложенных денежных средств? Может ли нотариус выдать свидетельство о праве собственности на долю во вкладе пережившему супругу, не имея никаких доказательств того, что имущество находилось в общей совместной собственности?

  • Что делать с компенсациями, полагающимися только определенной группе наследников?

  • Какова будет супружеская доля в случае, когда вклад сделан до заключения брака, а проценты по нему начислены в период брака?

Другая группа проблем, возникающих при оформлении наследственных прав, связана не столько с механизмом, сколько с целесообразностью выделения доли пережившего супруга из наследственной массы. В качестве примеров, когда такое выделение влечет излишнее усложнение процедуры, можно привести следующие ситуации:

  • когда переживший супруг является одновременно единственным наследником по завещанию, но не может представить нотариусу документ, подтверждающий заключение брака;

  • когда переживший супруг тоже умер, не оформив своих наследственных прав и не получив свидетельства о праве собственности пережившего супруга; при этом круг наследников каждого из супругов одинаков.

В указанных случаях правовой результат будет одним, независимо от того, будет ли выделена супружеская доля или нет. Однако попытка такого выделения в обоих случаях вынудит пережившего супруга и наследников обращаться в суд.

В настоящий момент законодательство явно не предусматривает внесудебного механизма оформления наследственных прав как в указанных, так и в других проблемных ситуациях при существовании супружеской доли. Этот пробел законодательства порождает вышеуказанную множественность нотариальной практики. Поэтому такой механизм, несомненно, стоило бы разработать и, на наш взгляд, за основу можно взять фактически используемый на практике в более или менее завуалированной форме отказ от выделения супружеской доли из наследственной массы. То есть следует законодательно предусмотреть право пережившего супруга на отказ от принадлежащей ему доли в праве собственности на совместно нажитое имущество.

Гарин Игорь Владимирович
Таволжанская Анна Владиславовна

Опубликовано в журнале "Российская юстиция", № 9 за 2003 год.

 
 | Новости | Регистрация | Конференции | Законодательство | Статьи | Базы данных | Программы для нотариусов | Нотариат в Интернете | Полезные ссылки |

   
  © 2001-2017 Triasoft Inc. Все права защищены. Автоматизированное извлечение информации запрещено. Любое использование материалов сайта допускается только с письменного разрешения правообладателя.